?

Log in

No account? Create an account

Пришли письма от Фан-клуба Аркадия Владимировича Дворковича
angl_f_dth

Раз:

Screenshot from 2014-03-13 00:34:47

И два:


Недолгим гуглением выяснилось, что сыпется эта дрянь давно уже многим людям. Встречайте модного СММщика -
Под fc_dvorkovich
сидит некто Анатолий Сивирьянов


Он раскручивает этот, простигосподи, "Фан-клуб Аркадия Владимировича Дворковича" http://arkadiydvorkovich.ru/


P.S. Корыстные, бессовестные люди топчут нашу землю (смахнул слезу)

P.P.S. Ещё немного информации, очерняющей Аркадия Владимировича и членов его семьи  Что тебе снится, Аркаша Дворкович ...

P.P.P.S. Пару добрых об этом фан-клубе


Там, где вчера был теракт...
angl_f_dth
Оригинал взят у anhar в Там, где вчера был теракт...

Операция по захвату Ракки. Военные действия и информационная поддержка.
angl_f_dth
[Spoiler (click to open)]


Просмотреть увеличенную карту
Материал взят здесь:

Взятие Ракки. Хронология, планирование и военные преступления

Posted on April 9, 2013 |

1

Данный материал основан на исследовании, проведенном сотрудниками Центра Ближневосточных Исследований (CMES) во главе с Джошуа Лэндисом. Один из новых проектов CMES – Syria Video, систематизирующий видеоматериалы, выкладываемые в youtube и посвященные сирийской гражданской войне. Информация о конфликте в Сирии исторически беспрецедентна, и Syria Video является ценным инструментом для ее оценки. Информация отлична от всего того, что ранее было собрано в контексте любого другого вооруженного конфликта.

Первый опыт анализа данных источников был предпринят Мэттью Барбером в исследовании “Взятие Ракки: Структура организации мятежников, планирование и возможные военные преступления”.

В нижеследующем мы представляем то, что удалось выяснить о хронологии событий в Ракке и организации группировок мятежников в этом районе, основываясь на материалах социальных сетей, и, в первую очередь, Syria Video. Информация о конфликте в Сирии исторически беспрецедентна, и Syria Video является ценным инструментом для ее оценки. Информация отлична от всего того, что ранее было собрано в контексте любого другого вооруженного конфликта. Это – первая война, в ходе которой такое множество ежедневных инцидентов было записано на видео, что это дает такой объем информации, которого не существовало в предыдущих конфликтах. В нашей попытке уяснить, что реально произошло в Ракке, мы, главным образом, опирались на Syria Video, как источник сбора информации, который поможет расширить и пересмотреть уже сформированный журналистами рассказ.

Тип информации, который может быть собран с помощью загруженных в интернет видео отличается от того, что представляет журналист, имеющий возможность прямо взаимодействовать с участниками событий, в своих репортажах. Несмотря на это, обработка большого количества видео помогает в установлении преобладающих паттернов и дает возможность увидеть перспективу, недоступную журналистам на местах.

Структура и взаимоотношения групп мятежников в районе Ракки.

Syria Video сделала возможным создание внятного представления о количестве и иерархической структуре мятежных групп, принимавших участие в захвате Ракки. Речь идет более чем о 80 подразделениях, сгруппированных в большие группировки.

fig1

График (fig.1) демонстрирует структуру Джабхат Тахрир ар-Ракка (Фронт Освобождения Ракки), который был сформирован и из батальонов Сирийской Свободной Армии, и из батальонов исламистов.

График основан на анализе различных заявлений, выпущенных отдельными бригадами (которые часто связаны с батальонами) и встречной проверки каждого батальона ради того, чтобы выяснить, какой бригаде он относится. Одинаковыми цветами на графике обозначены дублирующиеся группы. На графике, все батальоны под командованием Военного и Революционного Совета относятся к ССА, все остальные группы – исламисты. Но весь этот “объединенный фронт” был лишь одной частью ( и не первой по своему значению, и даже не второй) в деле захвата Ракки. В график не включены Джабхат ан-Нусра и Ахрар аш-Шам, которые действовали независимо. Все три формирования сотрудничали при штурме Ракки.

На основании данных Syria Video можно предположить, что Ахрар аш-Шам был организатором и главной силой наступления на Ракку. Вторым по значению была Джабхат ан-Нусра, предоставившая значительную поддержку. Третьим был Фронт Освобождения Ракки, описанный в графике. Визуализация участников наступления представлена на следующей иллюстрации (graph1).

graph1

Продолжение обсуждения этой коалиции стоит вести в контексте хронологии захвата Ракки.

Хронология Ракки.

Ниже следует перечисление основных событий, которые привели к захвату Ракки.

2 августа 2012. Создан Военный Совет Ракки (объединение многочисленных бригад), который идентифицирует себя с ССА.

19 сентября 2012. ССА захватывает Тель-Абайяд.

20 декабря 2012. Произведена реструктуризация Военного Совета. Некоторые группы исключены, некоторые добавлены.

25 декабря 2012. Военный Совет присоединяется к большому количеству исламистских групп, воюющих под знаменем Фронта Освобождения Ракки (Тахрир ар-Ракка).

12 января 2013. Фронт Освобождения Ракки и Джабхат ан-Нусра захватывают шоссе Ракка-Дейр эз-Зур.

11 февраля 2013. Фронт Освобождения Ракки, Джабхат ан-Нусра, Ахрар аш-Шам объединяются для наступления на Табка (Тавра) – города близ Ракки. Другая группа, Лива а-Тавхид (активная в Алеппо) , приходит им на помощь. В Табка сжигают статую Хафеза Асада.

Победа в Табке приводит к тому, что мятежники захватывают большое количество боеприпасов и оружия.

Видео Джабхат ан-Нусра с трофейным оружием.

Видео Ахрар аш-Шам с захваченным оружием.

Захваченное в Табке оружие позднее использовалось при штурме Ракки.

17 февраля 2013. При посредничестве Мишеля Кило и других заключено соглашение о прекращении огня между курдами и сирийскими мятежниками в Рас аль-Аин, к востоку от Тель-Абайяд в близлежащей провинции Хасака. Джабхат ан-Нусра отказалась подписывать соглашение, но прекратила боевые действия после того, как это сделали другие.

В тот же день мятежники в губернаторстве Ракка выбрали новый местный совет, который должен был управлять провинцией. Тель-Абайяд выбран в качестве новой столицы – до захвата Ракки.

20 февраля 2013. Ахрар аш-Шам в этот период тщательно прорабатывает планы наступления на Ракку. В это же время впервые упоминается другая группировка мятежников – Лива Уманаа ар-Ракка. Поскольку захват Ракки, большей частью, был совершен не местными, Ахрар аш-Шам благоразумно создал марионеточную группу (чье название означает “Бригады Опекунов Ракки”), в которую были набраны боевики из Ракки. Тем самым наступление получило легитимацию, а Ахрар аш-Шам – “знакомое лицо”. Лива Уманаа ар-Ракка стала позднее основным инструментом “поддержания исламского порядка” в Ракке.

2 марта 2013. Ахрар аш-Шам возглавил масштабное наступление альянса, показанного на рисунке (graph2), на город Ракка.

graph2

Это была хорошо организованная и продуманная военная операция, получившая кодовое название Гарат аль-Джаббаар (Рейд Всемогущего). Наступление объявлено и Ахрар аш-Нам, и Джабхат ан-Нусра.


Губернатора Ракки и главу местного отделения БААС взяли в плен. На видео они говорят с “эмиром”, позднее появляющимся под именем “доктор Самир”. Очень показательно, что ни первая, ни вторая группировки не фигурируют в этом очень значительном видео “допроса” (значительном потому, что показывает наиболее важных пленников режима, захваченных на настоящий момент).

Вместо этих двух ударных отрядов захвата нам показывают нечто, что называется Джабхат аль-Вахдат а-Тахрир Исламийе.

Основываясь на том, что нам удалось собрать из Syria Video, эта группа действовала в качестве подставного лица, и не играла значительной роли в наступлении. Она была создана смешением одного из батальонов ССА (Китабет ан-Насир Саладин) и исламистской бригады (Лива Хутхайфа ибн аль-Яман).

Смесь ССА и исламистов в Джабхат аль-Вахдат иллюстрирует трудности, с которыми сталкиваешься при попытке различить исламистские и националистские энергии на местах.

Как представляется, захват Ракки был внешней операцией, с применением весьма изворотливой техники, которая должна была доказать, что речь идет о местном восстании против властей. Племена в Ракке на протяжении долгого времени были лояльны режиму и нет никаких оснований полагать, что они внезапно перешли на сторону мятежников. Эта тема, однако, заслуживает дальнейшего изучения. По меньшей мере, одно племя, клан Альбу Ассаф, перешло на сторону ССА, о чем и известило в facebook. Это произошло, однако, не ранее 5 марта – через несколько дней после падения Ракки. Милиция этого племени призвала другие племена присоединяться к ней.

5 марта 2013. Лива Уманаа аль-Ракка берет Ракку под свой контроль “чтобы показать людям, что бойцы – их братья”.

6 марта 2013. Пленным обещан безопасный выезд за капитуляцию. Пленных уничтожают. Этот инцидент будет обсуждаться в дальнейшем.

8 марта 2013. Абу Яссим, глава военной разведки (мухабхарат) в Ракко, убит. Ему выстрелили в голову в упор и сбросили из пикапа на улицу. Тело лежало там день и ночь, люди подходили и плевали на него. При этом они говорили, что он очень жестоким и безжалостным персонажем в местной структуре власти. Есть пять линков на данный эпизод.

9 марта 2013. Мятежники загрузили в интернет несколько видео, утверждая, что ими осаждена база 93-й бригады в Аин Эисса, далее на север от Ракки. Следует отметить, что снова речь идет о “чужих” – три или четыре милиции, принимающие участие в осаде, прибыли из Идлиба.

31 марта 2013. Колонна вышла с базы 93-й бригады и вступила в бой с мятежниками. Появились слухи о том, что на захват Ракки брошены танки. Но эти слухи не подтвердились. Мятежники уверены в том, что они останутся в Ракке, несмотря на то, что на территории губернаторства остались части 93-й бригады и 17-й дивизии.


Военные преступления в Ракке?

На Syria Video есть шесть клипов, посвященных группе пленных, которым был обещан свободный проход в обмен на сдачу города Ракки.

Пленники были солдатами армейской службы безопасности. Человек с камерой говорит: “С помощью Аллаха, Нусра смогла захватить базу, предложив псам Асада свободный проход, в случае, если они сдадутся”.

Мы видим , как пленников грузят в автобус, предположительно, чтобы вывезти их из города.

Пленников загрузили в автобус 6 марта. Вечером того же дня мы видим тот же автобус, изрешеченный пулями. Вокруг валяются тела убитых пленников.

Следующий клип показывает внутренности автобуса.

Что произошло в действительности, мы не знаем. В одном из клипов голос за кадром говорит: “Мятежники дали им свободный проход, но солдаты их предали”. Мы также слышим другой голос: “Слава Аллаху, мятежники предотвратили присоединение этой группы к 17-й дивизии”. То, что совершенно ясно – все люди в автобусе были убиты (это признает тот, кто снимал), и они были убиты после того, как сдались в плен и сложили оружие.

По всей видимости, одна группа мятежников пообещала солдатам свободный проход, а другая не согласилась с этим решением. Джабхат ан-Нусра дала гарантию свободного прохода (аль-амаан), а две другие группы, чьи названия упоминаются в клипах – Ахвад а-Расуль (Сыны Пророка) и Джубхат аш-Шура, скорее всего, атаковали автобус.

Исламское правление

Как было описано выше, исламисткая группировка мятежников Лива аль-Уманаа ар-Ракка была создана Ахрар аш-Шам, для того, чтобы служить “местным лицом” захвата. В группе были выходцы из Ракки, и она служила в качестве средства легитимации операции. Но, более того, группа представляла часть стратегии Ахрар аш-Шамс по установлению исламистского закона в Ракке. Это был очень хорошо организованный проект. В отличие от беспорядочных кампаний по всей Сирии, исламисты в Ракке с самого начала продумали административные вопросы. Их планирование и организация впечатляют, но могут также рассматриваться в качестве эксплуатации конфликта ради продвижения их религиозно-политических целей и навязывания незнакомого типа религиозного правления городу, независимо и против воли его обитателей.

Примером их усилий поддержания функционирующего порядка в городе может быть видео, показывающее их управление транспортной системой. Они добились того, чтобы автобусы ходили, и у них были готовые к работе водители.

На другом видео мы видим боевиков, охраняющих музей.

Как представляется, мятежники обеспечивают безопасность и администрацию, но религиозные законы, навязанные городу, не могут не вызывать беспокойства. Как и в других регионах Сирии, контролируемых мятежниками, в Ракке установлена хай аш-шария (религиозный суд). Следующее видео показывает мужчину, избитого за непотребное поведение с женщиной. Его обвинили в том, что он ее изнасиловал, но женщина в суде опровергла этот факт. Женщина говорит, что мужчина был с ней наедине для того, чтобы предотвратить ее похищение другими мужчинами. Представляется, что речь идет о двух любовниках, сочинивших эту историю ради того, чтобы быть вместе, и мужчину наказали за то, что он был наедине с женщиной.

Независимо от того, что произошло на самом деле, видео показывает жестоко избитого человека. Хай аш-шария назначила ему наказание, а члены Уманаа ар-Ракка действовали в качестве полиции.

Другие группы также воспользовались ситуацией для распространения своего брэнда исламизма. На следующем видео показан миссионерский центр Джабхат ан-Нусра, в котором раздаются подарки – и завоевываются сердца (и желудки) населения.

Информация, представленная выше дает понимание о складывающейся ситуации в Ракке и не претендует на то, что она является законченной и совершенной. Со временем дополнительная информация может добавить ясности в этот отчет. На настоящий момент, основываясь на анализе большого количества видеоматериалов, мы можем сделать следующие выводы:

1) Взятие Ракки можно было предвидеть – если внимательно следить за событиями в провинции. Большая часть губернаторства уже была под властью мятежников на момент падения Ракки. В качестве примера можно привести видео о погребении 46 солдат правительственных войск в Табке 13 февраля.
2) Атака с целью захвата Ракки была совершена несколькими группами из других провинций, но была скоординирована с некоторыми группами из провинции.
3) Захват города был преимущественно исламистской операцией. Некоторые из подразделений ССА принимали участие, но их роль была минимальной.
4) Ахрар аш-Шам, а не Джабхат ан-Нусра были главной ведущей силой захвата. Ахрар аш-Шам кажется наиболее организованной группой, действующей в стране – и даже их пресса отражает данный факт. Джабхат ан-Нусра сыграла важную роль в захвате, который был хорошо спланирован Ахрар аш-Шам, вместе с высоким уровнем координации всех принимавших участие в захвате групп. Они даже согласовывали свои раздельные заявления на видео.
5) Ахрар аш-Шам не только продумала “легитимацию” путем создания местной марионеточной группировки, но и спланировала переход к исламисткому правлению в городе после захвата. Две группы – Лива Уманаа ар-Ракка и Джабхат аль-Вахдат а-Тахрир аль-Исламийя были сформированы непосредственно перед вторжением и остались активными после захвата – в администрации города и в продолжении наступления против оставшихся на территории губернаторства правительственных сил. Границы между исламистскими группировками трудно установить. Два солдата правительственных войск, появившихся в начале в видео Джабхат аль-Вахдат позднее появились в видео Джабхат ан-Нусра, рассказывая о том, как исламисты хорошо относятся к тем пленникам, которые согласны с ними сотрудничать.


9 января
angl_f_dth
Оригинал взят у anhar в 9 января
92 день 9 января

Настя с микрофоном от ССА снится к обильному снегопаду. Теперь я это знаю. Снега навалило уже по колено, а он все продолжает идти.
Ахмад моему сообщению про снег обрадовался. Забегал, как ребенок. Быстро собрался и умчался на улицу.
Несмотря на хорошее настроение, греться у печки не разрешил...

Вчера так никто и не пришел. Ни Дик, ни Раид. А если за сегодня-завтра никто ничего не переведет, то сидеть мне тут среди снегов как минимум еще неделю. Что ж они там так тормозят? Неужели, не понимают, как мне тяжело? Ровно 2 месяца тому назад приняли решение меня выкупить. Этого мало? Надо еще месяца два волындаться?

Голос Дика у дома. Гияс приглашает его войти.. Ура, новости??
Увы - облом. Не зашел. Значит, снова не с чем идти.
Read more...Collapse )
Tags: , ,

Чтобы не пропало. Вскрылся старый дискурсмонгер. Интервью Эрнста (продолжение)
angl_f_dth

Запись возобновляется.

Эрнст: … Обратите внимание, что только Первый канал в итоговой воскресной программе сделал сюжет против башни «Газпрома» в Санкт-Петербурге. Никто, кроме нас, не сделал.

П.Г.: И была какая-то реакция?

Да, была. Они исследовали, чье это было решение (поставить сюжет в эфир – прим. Е.Л.) - в том же конспирологическом контексте. Я сказал: «Нет, мое». Это действительно было мое решение, и ни чье другое. Потому что я понимал, что для Питера это нехорошо. Мы там представили и мнение архитекторов, и мнение горожан об этом. Но они (начальство «Газпрома» - прим. Е.Л.), по-моему, так до конца и не поверили, и продолжали строить догадки: «Кто же позвонил Эрнсту и сказал это сделать?». А никто не звонил. Я просто посчитал это правильным.

Е.Л.: То есть, вы хотите сказать, что ни цензуры, ни звонков сверху, на Первом канале вообще не существует?

Нет цензуры. У нас цензура запрещена конституцией. Есть моя редакторская цензура. Как у вас в журнале: вы можете отредактировать текст, и это тоже можно интерпретировать, как цензуру. Я редактирую Первый канал. На телевидении это не так называется, но по факту я главный редактор. Поэтому в подавляющем большинстве случаев окончательные решения мои. Они, зачастую, субъективны, но решаю все равно я, потому что я несу ответственность за это. Еще раз: представление о том, что сидят руководители каналов на телефоне, а им из Кремля что-то там сообщают – это чушь собачья. Да, мы действительно встречаемся и обсуждаем события следующей недели. В этом ничего нет, это происходит, повторю, и во Франции. Я хорошо знаю структуру французского телевидения, она страшно похожа на структуру российского. У вас сомнений по поводу демократичности французской республики, надеюсь, нет? Вот там тоже собираются все руководители каналов и представители министерств. И просто обмениваются информацией…

Е.Л.: Только там много разных, по своей сути, каналов.

Гениально, ребятки! Вот вы мне действительно симпатичны, но вы, как подавляющее большинство российских журналистов, готовы отлично рассказывать про то, о чем ни хера не знаете. Например, когда были предыдущие выборы во Франции, и когда на второе место вышел Ле Пен, даже советское телевидение самого заскорузлого черненковского периода выглядело бы детским садом по сравнению с тем, как там его долбали по всем каналам. Он только детей если не жрал! А остальное все сделал он. Я смотрел на это - у меня были круглые глаза:  как так, такая демократическая страна, человек на втором месте по рейтингам пришел к выборам, уже сейчас голосование, и тут… Я страшно далек от симпатий к Ле Пену, но из него делали отбивную котлету.

Е.Л.: Вы мы время срываетесь на разговор о другой стране – это интересно, конечно, с точки зрения сравнения, но я, например, нигде, кроме России, жить не хочу. И я знаю, что когда-то здесь было другое телевидение, была конкурентная среда, была блестящая инфослужба НТВ…

А вы помните, какую позицию НТВ занимало в первую чеченскую войну? Там чеченцы были молодцы, а федералы - непонятно кто. Мне эта позиция была глубоко отвратительна.

Е.Л.: Ну и хорошо. У вас была откровенно пророссийская позиция, у НТВ - другая. А мы, зрители, могли сравнивать, анализировать, и делать свои выводы. И это хоть как-то было похоже на свободу слова и демократию.

Ребят, вы многие годы работали в Чечне? Это как в анекдоте: «Ах, знаете, мне совсем не нравится Шаляпин» – «А вы слышали Шаляпина?» – «Нет, мне Шапиро напел». Я вписываться за Чечню не готов. Выключите на секунду диктофон...

Прерывание записи.

Запись возобновляется.

Е.Л.: То есть, вы считаете правильным не показывать какие-то вещи, чтобы не обострять ситуацию?

Знаете, у журналистов зачастую бывает ощущение, что они чемпионы мира во всех видах спорта. «Как мы сейчас все расскажем!». А в большинстве своем эта информация не надежная, из вполне субъективных источников. Но человек делает «стенд-ап» - и сандалит по полной программе. После чего он вскрывает какой-то нарыв, который в итоге может привести к гангрене. Поэтому в тех случаях, когда я чувствую, что информация одностороння, недостаточная, или мы не в состоянии понять, что принесет пользу, а что вред – я от нее воздерживаюсь. У меня был однажды случай. Корреспондент поехал в Чечню, пробыл там три дня, и привез оттуда некий компромат. Кто-то ему там что-то нашептал, а он приехал и сказал мне, что за материал ручается, что источник надежный. И я поверил - мы пустили сюжет в эфир. Кончилось же все тем, что из-за этого пострадали люди, а информация в материале оказалась неправдивой.

Е.Л.: А антиамериканская истерия на Первом канале – она зачем?

А что Америка? Я очень люблю американское кино, американскую литературу. Другое дело, когда глубоко фрустрированная Кондолиза Райс сандалит очередную фигню…

Е.Л. Согласитесь, лично вы умнее вашей аудитории. Зритель может делать совершенно другие выводы и не отделять целую страну от Кондолизы Райс.

Во-первых, вопрос, кто умнее, глубоко субъективный. А во-вторых, у нас что - антиамериканская страна? Нет. Просто когда Америка, которая мне напоминает римскую империю периода упадка, которая всех победила и от этого опухла, делает такие вещи -  внешнеполитические, например - меня это приводит в неистовство. На каких основаниях люди вошли в Ирак и повесили Саддама? Ни на каких. И они запрещают нам ковырять в носу? Они идеал чего? Они в результате даже оказались не идеалом экономики, потому что мы понимаем, что с ними сейчас случится, и вместе с ними – со всем остальным миром.

Е.Л.: Вы согласны с тем, что Леонид Парфенов – блестящий журналист?

Более того, Леонид Парфенов - мой личный друг.

Е.Л.: Почему его нет на центральном телевидении?

Не ко мне вопрос. Парфенов периодически делает проекты для Первого канала.

Е.Л.: Ну, вы же понимаете, о чем я. Он бы очень хотел делать именно информационные программы, а не только документальное кино.

Леня мне ничего не говорил про это, хотя мы с ним часто встречаемся. Мне, как гендиректору, он не предлагал делать информационную программу.

Е.Л.: А вы ему?

И я ему не предлагал никогда.

Е.Л.: Почему?

Потому что Леня – не новостник. Я его телевизионные способности знаю, как никто. И программу «Намедни» я никогда не считал информационной. Это классический инфотеймент, развлекательный жанр, но это не новости.

Е.Л.: Какая разница, какой жанр? Эту программу смотрели, она отличалась от всего, что делалось на ТВ. Неужели вы бы не хотели такую у себя на канале?

В том виде, в котором он ее делал – неверное, нет. Выключите диктофон…

Прерывание записи.

Запись возобновляется.

Эрнст: На самом деле, очень важная вещь…Наивно полагать, что я отвечу на все ваши вопросы до последнего дна. Если бы я был, допустим, поп-музыкантом – тогда да. Я бы отвечал только за себя, максимум – еще за своего директора и аккомпанирующий состав. В данном же случае я отвечаю за слишком глобальную систему для того, чтобы до конца все рассказывать. Я думаю, что вы отлично это понимаете. Я вот, например, знаю про Леню вещь, после которой – если бы я вам ее рассказал - вы бы сказали: «Да, пожалуй». Но он мой товарищ, и я его люблю. Считаю во многом то, что с ним произошло – это результат гордыни, которая свойственна в разной степени всем. Леня просто решил, что сломает ситуацию. И не сломал. Рассчитал он наивно. Поэтому в данном случае я в значительной степени уклоняюсь от вопросов, но если уж отвечаю, то говорю абсолютную правду. Вы наверняка были страшно далеки от мысли, что я вам сейчас вскрою всю подноготную Кремля? Вы точно не производите впечатления таких наивных парней.

Е.Л.: Я и в самом деле наивный.

Как маска это подходит.

Е.Л.: Послушайте, я не хочу чтобы вы принимали меня за маргинала. У меня нет цели во чтобы то ни стало долбать Путина. Я просто хочу, чтобы люди, когда они говорят об одном, говорили и о другом. Критика высшей властей на центральном телевидении практически отсутствует. Вот вы упомянули Лимонова - я его не поддерживаю абсолютно, но не понимаю, как не стыдно запретить даже упоминание?

Существует еще огромное количество маргинальных групп. Почему мы обязаны информировать об их деятельности, почему? А есть секта хлыстов, и я бы, честно говоря, хотел возмутиться за секту хлыстов, почему их не показывают в новостях Первого канала. Я считаю, что это не демократично...  Ребят, я уже сказал, что это вопрос моего личного выбора, и что выбор новостей - вещь субъективная. В литературной программе Эдуард Лимонов абсолютно адекватен. Но он не политик. Это моя личная позиция. Так же как Каспаров не политик. Они хотят позиционировать себя политиками, но они ими не являются. Я хотел бы позиционироваться как Бэтмен, но Бэтменом не являюсь, поэтому в программу о Бэтменах меня не приглашают. Меня это дико расстраивает. Я чувствую, что это уязвление моих демократических прав, потому что я-то чувствую себя Бэтменом. Вот они чувствуют себя политиками, но они не политики. А я показываю реальных политиков.

Е.Л.: Вы говорили о вашем внутреннем свободолюбии. То, что вы вынуждены большую часть времени мыслить и говорить, как гендиректор Первого канала, а не как простой человек – вас не напрягает? Вы никогда не хотели уйти со своей должности?

Да, наверное - когда мне хотелось тот сценарий, который я написал, или написал кто-то из интересных мне сценаристов, не отдать другому режиссеру, а снять кино самому. А так – нет, меня эта работа устраивает. Я хотел бы, наверное, больше заниматься кино, даже как продюсер, но мне и на своей работе творчества хватает. Мне интересно быть гендиректором Первого канала. Хотя с точки зрения нормального человека эта работа нравиться не может – она без выходных, и минимум по 16 часов в день. Меня не видят дети, я довольно поздно приезжаю домой, и у меня нет времени для правильного выполнения отцовских функций или наслаждения домашним очагом. Это ненормально. Но, к сожалению, моей работы нельзя заниматься не на сто процентов.

Е.Л.: На такие простые вещи, как выпить, посидеть с друзьями, времени тоже не остается?

Почти нет. Я еле успеваю книжки читать, фильмы смотреть, вот был безумно рад тому, что московские книжные магазины несколько лет назад начали работать до часу ночи, а некоторые  - круглосуточно. Стало возможно в них заезжать. А с друзьями практически не успеваю общаться. На меня многие обижаются. Но, к сожалению, и правда нет времени. Иногда ко мне прямо сюда приезжают. У меня есть близкий товарищ по институту, я ему говорю: «Старик, я действительно очень хочу тебя увидеть, но если и ты хочешь – пожалей меня, приезжай сюда после десяти часов. Я буду подписывать бумаги, и параллельно мы с тобой поболтаем». Потому что здесь такой объем работы, который невозможно выполнить. Вообще история, когда тебе надо закрывать 24 часа 365 дней в году - это абсолютные галеры.

П.Г.: А для вас есть что-то более амбициозное, чем гендиректор Первого канала? Какой-нибудь другой бизнес, или, может быть, политика?

Я думаю, что на своей должности вполне соответствую принципу Питера. Знаете, что такое принцип Питера? Человек стремится вверх и останавливается на должности, которая превышает его возможности. Это один из принципов менеджмента. То есть, каждый человек, находящийся на каком-то топе, находится на той ступени, которой он уже не соответствует. Так что тут у меня нет мечты, которую я хотел бы реализовать. У меня есть желание снять несколько фильмов по своим сценариям, и я, наверное, сниму их, когда уйду с этой работы. Есть желание написать пару книг, одну из них я даже кропаю…

П.Г.: Мемуары?

Мемуары – этот момент подведения основных итогов, я же чувствую себя человеком довольно молодым. Рассчитываю, что у меня еще большой кусок затейливой жизни впереди. Художник Марк Шагал написал мемуары в 35 лет, после чего не сотворил ни одной хорошей картины. Не думаю, что сами мемуары в этом виноваты – просто он к 35 годам прожил основную часть своей жизни. Я, как мне кажется, еще не прожил, поэтому у меня нет желания ничего автобиографического писать. Пишу художественную книгу. Но, как пишу… Совсем потихоньку. Это неправильно. Книга должна иметь определенный период написания, иначе ее энергия разваливается, я вижу это. Нельзя так фрагментировано писать.

Е.Л.: Вы ведь стали руководителем Первого канала вскоре после смерти Влада Листьева - так?

Спустя три месяца. Влад был моим близким другом.

Е.Л.: Вы знаете…

(перебивает) Я знаю, кто убил Влада.

Е.Л.: Почему тогда молчите?

У меня нет доказательств этого.

Е.Л.: И их невозможно найти?

На данный момент уже нет.

Е.Л.: Этот человек жив?

Смотря о ком вы … Людей, которые исполняли - я не знаю. Я знаю, кто сделал… (заказ – прим. Е.Л.) Да, этот человек жив.

Е.Л.: И он в России сейчас?

Да.

П.Г.: То есть, это не Березовский, которого привыкли во всем обвинять?

Я сильно не люблю Бориса Абрамовича Березовского, но он к смерти Влада Листьева не имеет никакого отношения.

Е.Л.: Когда вы пришли на руководящую должность, вам не страшно было после такого? Или вы уже понимали, что вас не тронут?

Меня первый раз пытались затянуть на эту должность на следующий день после похорон Влада. Потому что я Владу писал план реконструкции канала. Он говорил мне: «Ты чувствуешь новое телевидение лучше меня. Напиши, как ты это видишь».

Е.Л. Это правда, что все произошло потому, что он хотел существенно сократить рекламное время?

Выключите диктофон.

Прерывание записи.

В момент паузы Эрнст говорит о том, что Листьева закал известный бизнесмен Сергей Лисовский

Запись возобновляется.

П.Г.: Так вам было страшно?

Наверное, было. Но  мне казалось, что это вызов жизни. Мужчина получает не так много настоящих вызовов в течение своей жизни.

Е.Л.: Но вы ведь не совсем продолжили то дело, которое хотел осуществить Листьев?

Я точно знаю, что хотел осуществить Влад. Если вы считаете, что главной его идеей было поменять продавца рекламы – то это не так. Он хотел сделать другой канал. И я знал какой. И в целом, мне кажется, я сделал именно тот, который он хотел.

Е.Л.: На вас в тот период были какие-то наезды?

Были, мне стреляли в окна. У меня тогда не было квартиры, и первые два года я снимал жилье на втором этаже. И была определенная кампания по запугиванию. В качестве острастки пару раз мне шмаляли в окно в два часа ночи.

Е.Л.: Боевыми?

Судя по всему, это жакан был.

Е.Л.: Говорят, что телевизионный бизнес в России стал цивилизованнее. Это правда?

Да, это так. Тогда был период полного безвластия аморфного, когда государство было слабое, криминальные группировки во многом контролировали телек. В тот момент, когда ушла советская власть, и новое государство еще не сформировало никаких посылов в отношении телевидения, практически все было захвачено разными криминальными группировками, в первую очередь - реклама. Я даже в 95-м году ездил на «разборки» с покойным Бадри Патаркацишвили. Там сидели конкретные ребята, которые в свое время отхватили программу «Утро».

П.Г.: А вообще какие у вас были отношения с Патаркацишвили и Березовским?

С Борисом Абрамовичем в конце были плохие, потому что… Не скажу почему. К Бадри я относился всегда хорошо и с уважением.

Е.Л.: Березовский давил на вас?

Конечно. Олигархи всегда проводили свою политику достаточно жестко.

Е.Л.: Опять же к вопросу о свободолюбии – как вы это выдерживали?

У меня было в какой-то момент желание уйти, в 1999-м году. Но я просто понял, что если уйду (а я знал, кого назначат на это место), то канал превратится в черт знает что. Мне просто жалко стало. Я знал, что этому человеку будет наплевать. Поэтому решил: лучше потерплю некоторые вещи, но зато спасу канал.

П.Г.: Насчет Бадри – вы знаете, что с ним случилось? Тоже ведь такая таинственная и неожиданная гибель…

Не знаю, честно. Думаю, что с одной стороны это могло быть убийством. А с другой, все то нечестное, что делал в отношении него Саакашвили, могло разорвать его гордое сердце. Он был человеком очень гордым. Знаете, каким образом у него случился первый конфликт с Саакашвили? У Бадри вокруг территории были камеры слежения, и они сняли, как люди министра внутренних дел убивали двух других людей. И он показал это по своему каналу «Имеди». А это были близкие люди к Саакашвили.

П.Г.: Вы с Саакашвили лично встречались?

Виделся, но шапочно, близко не знаком. Но я долгое время интересовался психиатрией, кроме того, у меня есть хороший знакомый, который учился с ним в одной группе, так что у меня есть все основания считать его пациентом психиатра. Я считал так и раньше – задолго до того, как случился, например, конфликт с Грузией.

Е.Л.: А вы часто не показываете какие-то стремные вещи, которыми располагаете?

Часто. По разным причинам. Потому что это может нанести вред, или повлечь за собой большие проблемы для канала.

Е.Л.: А из личного страха - не показываете? Есть у вас вообще личный страх?

Как и у любого психически нормального человека… Про страх расскажу одну историю. Еще в школе у меня в классе по рукам ходила дико популярная книжка про КГБ - с фотографиями пистолетов с глушителями, схронов бандитов, личной амуниции пилота Пауэрса, и т.д. Давали ее каждому всего на одну ночь. Наступила моя очередь. Я полночи читал ее с фонариком под одеялом, потом заснул, а когда утром встал и начал собираться в школу - книжки не обнаружил. Спросил у мамы – она не брала, папа - тоже. Я пошел в школу и сказал всем, что книга потерялась. На что мне было сказано: «Делай что хочешь, но чтобы к завтрашнему дню нашел». Я, естественно, ничего не нашел, и класс подумал, что «чувак скрыжил книгу». И меня повели бить за спортзал. Потом на следующий день снова. Исполнителем был второгодник по фамилии Трефилов, с квадратным лицом и огромными кулаками. Вечером второго дня я понял, что если мне еще раз наваляют, то в школу я больше не пойду. Я поговорил со своим папой, рассказал, что потерял книгу, что меня бьют, и попросил его: «Пойдем со мной завтра. Я просто не могу больше это терпеть». На что папа ответил: «Я не пойду. А вот ты по дороге в школу зайди на стройку, найди там кусок арматуры, который влезет в портфель, и когда тебя начнут бить, просто достань его». Я ушел в соседнюю комнату, стал рыдать, потому что меня предал мой родной папа. Но утром, когда пошел в школу, все-таки заглянул на стройку, нашел арматуру, и положил ее в портфель. После пятого урока меня снова повели за спортзал. Одноклассник Трефилов начал уже разогревать толпу, которая жаждала очередного зрелища. «Начну я с удара в поддых!» - гордо заявил он. И в это время я достал кусок арматуры, окончательно понял, что папа меня не любит, что никого у меня не осталось, и дал Трефилову в ухо. Единственный раз в своей жизни я видел, как ухо у человека сначала превращается в шар, а потом лопается. Трефилов сперва даже не понял, что произошло – подумал, что в него попала молния Бога. Но когда ухо лопнуло, и из него струей полилась кровь, он дико завопил и стал отступать. Тут уже у меня сработал звериный инстинкт. Я с куском арматуры попер на толпу своих одноклассников. И все дунули в рассыпную… Двадцать лет спустя моя мама призналась, что это она взяла книжку. Увидела ее на столе, и, не зная, что она моя, взяла почитать на работу, но по дороге забыла ее в троллейбусе. А потом у нее уже не нашлось мужества признать, что она стала причиной моих проблем.

Е.Л.: Не простые у вас родители…

Зато меня потом никто в классе не смел трогать. Спустя несколько лет я понял, насколько должен быть благодарен отцу. Он нашел в себе мужество не пойти со мной и не сделать меня слабаком. Он принял единственно верное решение, потому что если бы он сказал «не трогайте моего мальчика», мне бы потом точно кранты настали. Позже я выяснил, что когда пошел рыдать в другую комнату, он тоже закрыл лицо подушкой и заплакал. Так мы оба и прорыдали полночи.

Е.Л.: Вы в интернете ради интереса не пробовали найти Трефилова? Не интересно, где он сейчас? Вообще в социальных сетях тусуетесь?

Нет. Я про тех, кто мне интересен, знаю и без сетей. А про остальных знать не хочу.

П.Г.: Андрей Макаревич, когда мы с ним выпивали и спрашивали его о политике, сказал такую вещь: «Основное качество нашего президента – пацанство».

Абсолютно.

П.Г. Мы говорили в контексте дела «ЮКОСа», что это личная месть Путина. Так у нас пацанская власть?

Вот дальше вывод неправильный. Ребят, вы зря думаете, что я буду про Путина говорить… (под диктофон – прим. Е.Л.). Тормозите опять.

Прерывание записи.

Запись возобновляется.

Е.Л.: К разговору о людях, которым сейчас нет места на телевидении. Я давно хотел спросить у вас - почему вы расстались со Светланой Сорокиной?

Потому что она делала неинтересную программу. Я с ней мучился страшно просто.

Е.Л.: По идеологическим вопросам?

В том числе. Например, мы садились с ней перед программой и обсуждали тему. Я говорю: «Свет, ну чего у тебя голова говном таким забита? Давай я тебе расскажу, как на самом деле это в жизни бывает». Брал - и раскладывал историю по полочкам. Она понимала, что я прав, и в этот момент начинала плакать. Потому что все понимала, а согласиться с этим не могла - не позволяло мировоззрение. Она - выпускница лесотехнической академии, экскурсовод в городе Ленинграде, которую Саша Невзоров затащил на телек. У нее никакого системного видения мира. У нее в ходе перестройки забиты были эти стереотипы, как у половины сотрудников «Эха Москвы». Вот с кем-то садишься, начинаешь буквально раскладывать ситуацию, а они говорят: «Ну, может быть ты и прав, но я ненавижу это все, ненавижу!»

Е.Л.: В смысле, Путина?

Да, да. Я часто слушаю «Эхо Москвы», потому что это такая квинтэссенция большевизма. Они – большевики. Они отстаивают определенное видение. К сожалению, большинство людей – искренне. Леша Венедиктов – нет, для него это бизнес, а большинство он подбирает таких, правильных, которые искренне так видят. Ну, просто когда говоришь им: «Включи голову, давай разложим, как на самом деле это устроено», у них просыпается феномен Светы Сорокиной: «Я не хочу, потому что у меня есть правильное видение мира». Это на уровне религии: «Бога никто не видел, но я верю в Бога». Я, например, типичный «государственник». Но я более демократично защищаю свою позицию, чем они, я хотя бы пытаюсь разложить логически. А вот они - большевики. Потому что у них есть вера в то, что здесь все неправильно и говно, а там все правильно и хорошо… Я большевиков ненавидел с момента осознания себя как личности.

Е.Л.: Вас тоже большое количество людей ненавидит. Интересно, вы легко это переносите? Помните, был такой талантливый вратарь сборной России по футболу Филимонов, который на последних минутах ключевого матча с Украиной закинул мяч в свои ворота? 140 миллионов человек в тот момент выдохнули слово «Пи...ас!», и Филимонов потом так и не смог заиграть на прежнем уровне…

Расскажу любопытную историю про ту игру. За пять минут до конца матча, когда наши еще вели 1:0, звонит мне пресс-секретарь Ельцина Сергей Медведев - и говорит: «Борис Николаевич просит, чтобы диктор поздравил российскую команду с победой и выходом на чемпионат Европы». Я удивился – игра ведь еще не закончилась. Говорю: «Сереж, так не принято, сглазим». «Нет, - ответил он, - Ельцин просит прямо сейчас». «Ну, хорошо – говорю, - попробую дозвониться до комментатора». И вот пока звонил, вышеупомянутый Филимонов успел сделать свое черное дело…

Е.Л.: Так как вы переносите ненависть окружающих?

Спокойно. Я периодически читаю гневные статьи в свой адрес. Некоторые мои критики работают в жанре «мимо тещиного дома я без шуток не хожу». У меня стойкое убеждение, что они просто не в состоянии ничего хорошего написать про Первый канал. Для них мы - идеологические враги, и точка. С другой стороны, я думаю, что нас бы не хаяли, если бы мы были слабаками. Но мы крепкие, поджарые, современные, динамичные, когда надо, можем вдарить как следует. Поэтому и критики нас не жалуют. Правда, критика эта из серии: «Да не люблю я тебя!». Или: «А че ты такой борзый?»

Е.Л.: Когда-нибудь вы расскажите о своих разговорах с Путиным?

Да я не испытываю фрустрированности по поводу того, что чего-то не рассказываю! Я не являюсь жертвой существующей власти. Я часто с ней спорю, и не публично, а более эффективным способом. Я не эго-маньяк, как правозащитник Сергей Адамович Ковалев. Писать документальную прозу про то, что «Путин сказал мне следующее…» у меня нет никакого желания. У каждого своя форма реализации. Про нескольких персонажей я, быть может, когда-нибудь и напишу, но это точно будет не Владимир Владимирович. Когда пришел Путин, я, как человек, певший в детстве «Шел отряд по бережку», сразу почувствовал - наши подошли. И я рад, что не ошибся. Этот человек как минимум остановил процесс развала страны по югославскому сценарию. Да, у нас еще много херни творится, огромное количество дураков, будет еще сделано много глупостей, но мне впервые за мою жизнь не стыдно за своего президента – ни за одного, ни за второго. Я все-таки неплохо их знаю, и могу сказать, что они честные ребята, умные, Родину любят.

из кэша Гугла


Чтобы не пропало. Вскрылся старый дискурсмонгер. Интервью Эрнста
angl_f_dth

Константин Эрнст: «Не показывать на Первом канале Каспарова и Лимонова – это мое личное решение»

Гендиректор Первого канала – о российской оппозиции, честных выборах, «летучках» в Кремле, Парфенове, Березовском, заказчике убийства Владислава Листьева, и своем участии в бандитских разборках

Это интервью, которое я брал у Эрнста в его кабинете со своим коллегой Пашей Гриншпуном, нужно было публиковать давно. Но то площадки не было, то руки не доходили. Печатать его в том журнале, для которого мы его брали, запретил сам Эрнст - отчасти по моей вине, поскольку я выслал ему несколько фривольную интерпретацию разговора. Но теперь это фактически дословная расшифровка записи, со всеми лингвистическими корявостями, включая просьбы Константина Львовича выключить диктофон в те моменты, когда он хотел сказать что-то совсем «запретное». Ровно одно из его изречений «не для печати» я все же осмелюсь передать от себя – потому что считаю это своим долгом. Как говорится, «информация может иметь важное общественное значение». В случае чего, я готов ответить за нее в суде – в конце концов, у меня есть свидетели. Но суть даже не в этом. Я публикую это интервью прежде всего потому, что для меня оно является удивительным и прямым доказательством того, в эпоху какого охренительного застоя мы живем. Уверен, мало кто сможет догадаться, когда состоялся разговор - хотя в том, что напечатано ниже, я не изменил почти ни слова. Если я скажу о времени происходящего, многие из вас сильно удивятся. Но я не вижу смысла говорить об этом. Потому что не изменилось ровным счетом ничего.

У меня предложение такое, - начал Эрнст. - Чтобы хорошее интервью получилось, мы поговорим сегодня, потом вы его, так сказать, посмотрите, пожуете, и я готов встретиться с вами второй раз.

Евгений Левкович: А если все получится за один?

По тому количеству интервью, которые я в своей жизни взял, я знаю, что так лучше получается.

Е.Л.: А что такое хорошее интервью?

Это когда видно не интервьюера, а его собеседника. Существует огромное количество интервью, где интервьюер пытается показать, что он сам круче, сам отвечает на свои же вопросы. Это всегда выглядит глупо. Зачем тогда вообще с кем-то разговаривать, если ты сам хочешь высказаться? Ну, напиши монолог.

Е.Л.: Вы наверняка знаете, что информационная политика Первого канала вызывает у многих людей массу нареканий и вопросов. Скажите честно, каков процент правды в новостях, которые вы показываете?

А вы полагаете, что там показывают неправду?

Е.Л.: Я как минимум полагаю, что ее показывают только с одной стороны.

Знаете, мы находимся в зоне настолько субъективных определений, что и я, и вы, оказываемся правы. Те претензии, о которых вы говорите, обычно исходят от людей, которые сами часто страшно далеки от объективизма. Я хорошо знаю Лешу Венедиктова, но если сказать, что «Эхо Москвы» все время сообщает правду - это тоже будет ложью.

Е.Л.: Мы с Венедиктовым, надеюсь, в свое время тоже об этом поговорим.

Конечно. Я к тому, что политика, и вообще текущий информационный процесс – вещи глобально субъективные. Даже сама новость уже является субъективным фактором: это то, что продюсеры основных мировых телевизионных каналов выбрали себе новостью. В большинстве американских новостных выпусков основными темами являются совсем другие события, нежели в европейских выпусках, или в российских. Это уже говорит о субъективизме.

Е.Л.: Но вы считаете, что сами по себе новости должны нести какую-то пропаганду? Их тон должен быть агрессивен?

Тон происходит от того, как это излагают люди. То, что новости Первого канала являются новостями государства Россия - это безусловно. Они точно не новости Соединенных Штатов Америки, Грузии или Украины. Государственническая интонация у нас существует, и было бы странно, если бы ее не было. А в чем агрессивность? Не понимаю.

Е.Л.: Ну вот программы Михаила Леонтьева вы не считаете агрессивными?

Он публицист, его программы - авторские. Миша часто излишне эмоционален, но в подавляющем большинстве случаев он чрезвычайно информирован и точен по анализу. У него есть безусловная государственническая позиция, он ее не скрывает, но она персональная. В западных СМИ существует частая приписка: «Мнение автора может не совпадать с мнением редакции». В данном случае я не открещиваюсь от Михаила Леонтьева: его мнение соответствует моему на 99, 9 процентов.

Е.Л.: А вообще на канале есть человек, мнение которого не соответствует вашему?

Да, конечно. Часто Познер со мной не соглашается. Есть и другие ведущие. Я не препятствую высказываться.

Е.Л.: Другие - это какие?

Достаточно. Вы сказали - Леонтьев, я сказал – Познер. Познер часто делает то, что я считаю не правильным, но вместе с тем я считаю, что он имеет на это право – так же, как и Леонтьев.

Павел Гриншпун: А вы всегда были «прогосударственно» настроенным?

С тех пор, когда папа в моем пятилетнем возрасте научил меня всяким военным песням. Наверное, да, с детства.

П.Г.: Но в молодости вы работали в программе «Взгляд», которая критиковала действующую власть.

Да. Потому что я с детства был сформирован как антикоммунист. Но государственником тоже был всегда.

П.Г.: Вы - монархист?

Нет. Я люблю свою Родину. И я хочу, чтобы моя деятельность приводила к тому, чтобы в ней было лучше, комфортнее, спокойнее, и интереснее жить. Вот это для меня государственническая позиция, и ничто другое. А антикоммунистом я был… ну, не с детства, конечно, но лет с четырнадцати. И это тоже была абсолютно прогосударственная позиция, потому что уже тогда мне казалось, что эти дебилы точно развалят мою страну. Что, собственно, и произошло.

П.Г.: При этом вы были комсомольцем?

Комсомольцем был, но членом партии не был. Хотя когда я работал в НИИ - а это был 1985-й год, вполне еще «совок» - пришла разнарядка принять комсомольца и кандидата наук Эрнста (я рано защитил диссертацию) в партию. Но я точно не хотел в нее вступать, и придумывал самые дебильные отмазки – то у меня был библиотечный день, потом я заболевал, потом, когда меня ловили на проходной института, я просто разворачивался и уходил. Сопротивлялся - и не вступил. Хотя для гипотетической карьеры это было довольно опасно. Но я это делал не потому, что такой пламенный борец с режимом - я с режимом не боролся. Просто я не хотел вступать в коммунистическую партию, потому что считал их старыми дебилами, которые ничего хорошего к тому моменту принести стране уже не могли. Как, впрочем, и все предыдущие годы.

П.Г.: А что у вас за семья, не расскажите об этом?

Мой отец - ученый, академик. Мама – экономист.

П.Г.: Они не конфликтовали с советским режимом?

Нет, никаких конфликтов не было.

Е.Л.: Тогда откуда вы антикоммунист?

Мне в довольно раннем возрасте попал в руки «Архипелаг ГУЛАГ» и другие книги, которые заставили меня иначе посмотреть на историю своей страны. Знаете, у меня была замечательная история: я будучи лет восемнадцати от роду познакомился с девушкой на дискотеке. Она сказала, что родители у нее в отъезде… В общем, утром она жарила мне яичницу, и мы разговорились о литературе. Девушка была хорошая, но судя по всему было видно, что номер телефона я у нее не спрошу. Она это поняла, и завела разговор про какие-то явно не публикующиеся в советской стране книги. Я спросил: «Откуда ты все это читала?». Она ответила: «А у меня все это есть» - «Где?» - «Здесь. Но одно условие – выносить из дома нельзя». Я залез на антресоли, и у меня случился абсолютный шок. Там было все! Огромные залежи. Вся запрещенная русская художественная литература, наиболее важные политические и исторические произведения. Это была коллекция ее родителей-дипломатов, которые, видимо, тайком, в диппочте, все это провезли. Ну, я там надолго задержался…

П.Г.: Вы приезжали туда только книги читать?

Нет, конечно. Просто читать было нельзя. (Смеется.)

Е.Л.: В советское время с интимными знакомствами было так же просто, как сейчас, и все случалось в первую ночь? Или ваш пример - частный?

Я думаю, что сексуальная революция в Америке по сравнению с тем, что происходило в СССР – это детский лепет. У них просто широко была поставлена реклама. В России все делали втихаря, но гораздо круче.

Е.Л.: Вы после каждой дискотеки уходили с новой девушкой?

Знаете, довольно глупо читать интервью, в которых совсем уже зрелый мужчина рассказывает о том, какой он был боец в молодые годы. Обычно это свидетельствует о каких-то проблемах. У меня проблем, тьфу-тьфу-тьфу, пока нет. И рассказывать о своих юношеских подвигах я не намерен. У меня есть масса комплексов, но не в этой зоне.

Е.Л.: Тогда вернемся к началу. Раз вы антикоммунист, значит должны быть человеком свободолюбивым, которого тяжело построить. Так?

Сто процентов. Я к тому же по гороскопу Водолей, так что я человек, который абсолютно болезненно переживает любое давление на себя. Поэтому хотел бы, чтобы мы с вами сразу вышли на правильную интонацию: антикоммунизм, свободолюбие, и любовь к  стране - это вещи, которые сочетаются идеально. И установка, что вы, мол, пришли проинтервьюировать сатрапа с государственного телевидения - она не правильная, потому что я не такой. Я затейливее.

Е.Л.: Допускаю, что ваша гражданская позиция просто совпадает с позицией нынешней российской власти. И все-таки: почему, если вы антикоммунист, вы не терпите на своем канале иных точек зрения?

А иных - каких? Вы имеете в виду мнение Гарри Каспарова?

Е.Л.: Да хотя бы. В частности, Каспарова. При этом поверьте - я отнюдь не его поклонник.

Это проблема моего личного выбора. Вот я Гарри Каспарова действительно не воспринимаю как политика. Я считаю, что он выдающийся шахматист, который перестал играть в шахматы. И будучи персонажем всемирно известным, и привыкшим с детских лет к международной славе, он искал себе пути применения. Наверное, у него есть большие политические амбиции, но, на мой взгляд, они глубоко не обоснованы. И то, что я не воспринимаю его, как политического деятеля, приводит к тому, что его нет в новостях Первого канала. Но не потому, что мне позвонили по большой кремовой вертушке из Кремля и сказали: «Не показывать!». Существуют персонажи, которые, наверное, высказывают разные позиции. Вот Лимонов - это тоже классическая история. Я его снимал еще до того, как он вернулся в Россию, а потом сделал программу «Матадор», полностью ему посвященную. Меня он очень интересовал, как писатель. Я, безусловно, считаю, что роман «Это я - Эдичка» и сборник стихов «Русское» - блестящая, выдающаяся русская литература. Но мне стало гораздо раньше многих понятно, что с Лимоновым произошло. Потому что когда он вернулся, и я его здесь снимал, он уже искал куда пристать. Он сначала посмотрел демократический лагерь, понял, что там много деятелей культуры и искусства, что он там будет лишь «одним из», а он не может быть «одним из». И поэтому он нашел себе вот это применение (Национал-большевистская партия – прим. Е.Л.) Вторая деталь: он тот тип писателя, который не умеет придумывать «фикшн». Он, на самом деле, представляет из себя то, что было названо Томом Вулфом «новой журналисткой». Он может описывать только происходящее с ним. И для того, чтобы было интересно читать то, что с ним происходит (и при этом он продолжал бы оставаться состоятельным, как писатель), он делает свою жизнь, как некое литературное произведение. Это не политика, это обман. На самом деле, он писатель, и его биография – это часть его литературы, он ее методично создавал. Вот у Солженицына - так получилось. А у Лимонова – нет: он делал это «хэндмейд», специально. И его тоже нет у нас на канале, потому что как политика его не существует.

Е.Л.: То есть, вы хотите сказать, что иную точку зрения просто некому политически грамотно высказывать, поэтому ее нет?

Нет, другие точки зрения у нас высказываются.

Е.Л.: Где?

В том числе и в новостях, и в программе Познера. Всегда есть две стороны. Вы, на самом деле, просто мало смотрите телевизор, я уверен.

П.Г.: Телевидение вообще теряет молодую аудиторию, вы сами об этом говорили.

Да, действительно, на протяжении последних 15 лет оно потеряло значительную часть зрителей - я оцениваю их число в 10-15 процентов. Произошло это по нескольким причинам, но в первую очередь потому, что телевидение стало зависеть от системы измерения Gallup Media, которая при помощи «пиплметров» меряет аудиторию. На самом деле, во-первых, это некорректное измерение, а во-вторых, они меряют широкую аудиторию. И поэтому телевидение – которое, как известно, живет от рекламы - стало ориентироваться на программы, которые собирают максимальную аудиторию в этой выборке. И контент стало строить исходя именно из этих данных - для того, чтобы получать по этой системе максимальные цифры, и получать, соответственно, большую долю рекламы. Это тотально изменило состав контента. А 10-15 процентам не нравится этот контент. Но он не политический – люди перестали смотреть ТВ потому, что ориентировано оно, во многом, на женщин возраста «55+», которые являются костяком телевизионной аудитории в любой стране. Потому что они уже не работают, у них больше свободного времени, мало развлечений, они менее мобильные. И они с удовольствием смотрят телевизор. Вот произошла такая ошибка. Я, почувствовав это несколько лет назад, сначала завел свои исследования - и электронные «пиплметровые», и телефонные. У нас каждый день сидит огромное количество операторов и обзванивает зрителей, потому что мы не доверяем информации Gallup. Мы не являемся их подписчиками и не программируемся по их данным, хотя реклама на рынке распределяется - в том числе, и для нас - по ним. Но программируемся мы все равно вопреки. Если по нашим данным программа регулярно собирает хорошие цифры, а Gallup ей показывает плохие - эта программа будет оставаться в эфире.

Е.Л. А как они стали такой мощной конторой? Кто тот человек, который приучил всех к мысли, что Gallup – мерило всего?

Все участники рынка знают, как это произошло. Но говорить об этом я считаю не корректным. Поскольку я сам участник рынка.

Е.Л.: Вдвойне странно: все участники рынка знают, что правила липовые, и продолжаем по ним играть.

Ну, вот мы не играем. Я несколько лет назад, когда был тендер, был абсолютным городским сумасшедшим, который всем предлагал Gallup заменить. Никто не cогласился. Потому что когда канал-лидер предлагает изменить систему измерений, все в принципе относятся к этому с недоверием.

П.Г.: Вот вы явно человек со вкусом, делали программы «Матадор», «Взгляд», активно продвигали русский рок…

(перебивает) Могу сказать, что мы с Мишей Козыревым и бывшим продюсером «Мумий Тролля» Леней Бурлаковым раскрутили Земфиру.

П.Г.: Говорят, она вас потом кинула?

А это нормальная ситуация: музыкант в результате всегда уверен, что обязан только себе. Она нарушила все контракты, но я закрыл глаза. Она сидела вот в этом же кабинете и рассказывала, как понимает, что не выполняет, но не может по-другому. И что, я буду с ней бороться? Хотя я помню еще, как она часами сидела в моей приемной, и как я спас ее, в частности, от первого клипа, который ей снял Леня, где она была похожа на Бабу-Ягу. Если бы этот клип вышел – она бы никогда, несмотря на все качество своего первого альбома, не стартанула… Вообще мы много музыкой занимались – первое время в изобилии показывали всех рокеров и поп-рокеров. Но проблема в том, что к концу 90-х оказалось, что у них нет достаточного количества тестостерона в крови. И это уже вопрос к вам – где «та молодая шпана, что сотрет нас с лица земли?».

П.Г.: Получается (исходя из последовавших за этим «Фабрик звезд» и прочих шоу), что ваши личные приоритеты в корне рознятся с тем, что вы показываете.  У вас, по идее, должно развиться раздвоение личности.

Нет раздвоения. Знаете, мне, наверное, действительно было бы гораздо легче делать русский HBО. Но при этом я абсолютно уверен в том, что прочитанные книги, просмотренные фильмы, продуманные мысли (хоть это и очень важные составляющие личности) находятся в области моей коры. А знания вкуса докторской колбасы, того, как пахло в подъезде советской хрущевки, кто такая Анна Чехова, и сколько в «совке» стоило пиво – эта информация у меня общая с 99 процентами моих сограждан. По крайней мере, со всеми, кто старше тридцати. И мне не сложно делать для них телевидение. Этот общий опыт объединяет гораздо больше, чем книжки и фильмы. Я в определенной степени чувствую себя человеком, который работает в сфере услуг своей страны. Не считаю свою работу на сто процентов актом личной творческой реализации.

Е.Л.: Боюсь показаться навязчивым, но хотелось бы вернуться к разговору о политике и пропаганде. Все-таки на Первом канале есть прямая «заказуха»? Или вы не получаете ни от кого никаких указаний?

Склонность граждан в целом, а журналистов - в особенности, к конспирологическим теориям не преодолима. Мой любимый Ежи Лец говорил: «в действительности все совсем не так, как на самом деле». Мы не получаем указаний – нас иногда просят подсветить что-то. Мнение о том, что я сутками сижу у телефона и получаю заказы, сообщаю их в новости и в другие программы – это абсолютная неправда. Это детское представление о том, как все устроено.

Е.Л.: Но ведь раз в неделю, или раз в месяц, все руководители федеральных телеканалов собираются на совещание в Кремле?

Знаете, что интересно – и во Франции то же самое. (Улыбается).

Е.Л.: Мне все равно, что во Франции - меня интересует то, что происходит у нас.

В данных случаях представители разных государственных организаций рассказывают о том, что у них будет происходить на будущей неделе. Потому что журналисты, как правило - люди поверхностные, во многих областях не разбирающиеся, и могут пропустить важное событие.

Е.Л.: Это какое? Очередную поездку президента на ферму в Усть-Каменогорск?

График поездок президента всегда освещается национальными новостями любой страны в полном объеме. Это там не обсуждают.

Е.Л.: Так что же вы обсуждаете?

Предположим, люди из Минздрава рассказывают, что врачи запускают новую линию по производству инсулина. Наверное, обычно информационные службы от этой новости уклонились бы, потому что это как бы скучная информация. А нас иногда просят это подсветить.

П.Г.: О чем еще вы говорите, и с кем конкретно встречаетесь?

С разными людьми. В основном, с пресс-службой администрации (президента – прим. Е.Л.). Разговариваем на разные темы. Обсуждаем текущие вопросы…

П.Г.: И всегда находите взаимопонимание?

Нет, мы часто спорим.

П.Г.: О чем? О государственной идеологии спорите?

Ну, знаете, это вот вопрос – «а жизнь о чем?» Ну, о жизни спорим. В разных ее проявлениях. В том числе, об освещении разных тем…

Е.Л.: Вас могут на этих встречах попросить, допустим, не показывать в эфире определенных персонажей, или не освещать определенные события? Вот выступление Юрия Шевчука на антипутинском марше вы почему не показывали?

Выключите на секунду (диктофон – прим. Е.Л.)

Прерывание записи.

(конец первой части)

история повторяется
angl_f_dth

ИНОСТРАНЦЫ И ЗАГОВОР
КОРНИЛОВА

В связи с заговором Корнилова замечается в последнее время массовый выезд иностранцев из России. Наймиты из буржуазной печати пытаются связать это явление с “слухами о мире” или даже с “торжеством большевизма” в Питере и Москве. Но это — шумная и недалёкая уловка жёлтых, призванная скрыть от читателя настоящую причину выезда. Настоящая причина выезда — безусловная причастность неких иностранцев к заговору Корнилова, причём эти храбрые господа стараются теперь благоразумно уклониться от ответственности.

Известно, что прислуга броневых машин, сопровождавших в Питер “дикую дивизию”, состояла из иностранцев.
Известно, что некие представители посольств в Ставке не только знали о заговоре Корнилова, но и помогали Корнилову подготовить его.
Известно, что агент “Т1те8” и империалистической клики в Лондоне авантюрист Аладьин, приехавший из Англии прямо на Московское совещание, а потом “проследовавший” в Ставку,— был душой и первой скрипкой корниловского восстания.
Известно, что некий видный представитель самого видного посольства в России ещё в июне месяце определенно связал себя с контрреволюционными происками Калединых и прочих, подкрепляя свои связи с ними внушительными субсидиями из кассы своих патронов.
Известно, что “Times” и “Temps” не скрывали своего неудовольствия по случаю провала корниловского восстания, браня и понося революционные Комитеты и Советы.
Известно, что комиссары Временного правительства на фронте принуждены были сделать определённое предупреждение неким иностранцам, ведущим себя в России, как европейцы в Центральной Африке.
Известно, что в связи с такими “мерами” и начался, собственно, массовый выезд иностранцев, причём русские власти, не желая выпускать из рук ценных “свидетелей”, вынуждены были принять меры против такого выезда, а Бьюкенен (сам Бьюкенен!), боясь, очевидно, разоблачений, в свою очередь принял “меры”, предложив членам британской колонии выехать из России. Теперь Бьюкенен “категорически опровергает” эти “слухи” о том, что великобританским послом было предложено всем членам британской колонии в Петрограде выехать из России (см. “Речь”). Но, во-первых, это странное “опровержение” лишь подтверждает “слухи”. Во-вторых, кому нужны теперь лживые “опровержения”, когда некоторые иностранцы (не “все”, а некоторые!) уже выехали —улизнули?
Всё это, повторяем, известно и пережёвано.
Обо всём этом вопиют даже “камни бессловесные”.
И если, после всего этого, какие-то “круги правительства” и, особенно, буржуазная печать стараются замять вопрос, взваливая “вину” на большевиков, то это верный признак того, что и эти “круги”, и эта печать целиком разделяют “в душе своей” контрреволюционные замыслы “неких иностранцев”.
Послушайте орган “социалистической мысли”, газету “День”.
“По поводу массового выезда иностранцев — французов и англичан — из России в кругах Временного правительства с прискорбием отмечают: нет ничего удивительного, что при том неуравновешенном положении, в котором мы находимся, иностранцы предпочитают не подвергать себя неприятностям. Ведь, к сожалению, не без основания говорят, что в случае полного торжества большевиков представители иностранных держав предпочтут покинуть пределы России” (“День”, 10 сентября).
Так пишет орган запуганных призраком большевизма филистеров.
Так “отмечают”, да ещё “с прискорбием” какие-то никому не известные “круги” Временного правительства. Сомнения невозможны: жёлтые всех стран объединяются, устраивая заговор против русской революции; борзописцы из банковских органов стараются прикрыть эту “работу” шумихой лживых фраз о “большевистской опасности”; а никому неведомые “круги” правительства, исполняя волю англо-французских империалистов, фарисейски кивают на большевиков, неумело прикрывая удирающих преступников лживыми сентенциями о “неуравновешенном положении” в России.
Картина...

И. Сталин
“Рабочий Путь” № 8,
12 сентября 1917 г.


обыски и допросы
angl_f_dth
Прошёл обыск в кабинете губернатора Кировской области, 30.01.2013 он
даст показания в качестве свидетеля по уголовному делу о растрате
имущества Уржумского спиртзавода.

В связи с этим, интересно вспомнить записку годовой давности:
Оригинал взят у oper_kirow в Про ОПС «Белых-Навальный»
Странное дело, но мой блог, который я завел по адресу twitrevolution, оказался заблокированным и я теперь, не имея возможности в него попасть, завел новый. Видимо господин Навальный большой друг СУПа, а то, что я пишу здесь – ему страшно не нравится.

Итак, продолжаем разговор на тему «Организованное преступное сообщество Белых-Навальный».



Данная схема требует некоторых пояснений. Что же, начнем с центральной фигуры – ныне действующего губернатора Кировской области Никиты Юрьевича Белых.
Сразу стоит отметить, что господин губернатор, хоть и не является кристально честным человеком, но всё же уступает по масштабам своей «деятельности» многим другим своим коллегам.
Итак, Никита Юрьевич, родился 13 июня 1975 года в Перми. За свои неполные 37 лет он успел сменить немало различных постов как в частных так и в государственных структурах, начиная с должности корреспондента местного телеканала и заканчивая креслом губернатора соседней Кировской области. Такому карьерному взлету способствовало немало самых разных людей как из числа его родственников и друзей, а также, как сейчас принято говорить, «деловых партнеров».
Еще, будучи студентом Пермского госуниверситета, Никита Белых во многом был обязан своими ученическими успехами профессору ПГУ (и по совместительству председателю законодательного собрания области, а позже и федеральному министру)  Евгению Сапиро. Интересно также, что свои первые зарубежные связи (преимущественно в США и Англии, если кто не в курсе), Никита начал налаживать еще в 1993 году, когда по протекции Сапиро ездил обучаться в Оксфордский университет от юридического факультета.
Брат Никиты Юрьевича, Александр – в прошлом прокурор Кировского района  Перми (какая ирония!), а потом и прокурор Пермской облпрокуратуры – принимал непосредственное участие в разрешении имущественных споров между представителями бизнеса и членами ОПГ на этот самый бизнес покушавшимися. Кстати, в этих делах засветился и сам Никита, который в то время трудился на благо Пермской финансово-промышленной группы (ПФПГ). Благодаря своему брату, Никита Белых имеет довольно обширные связи в правоохранительных органах родного Пермского края и, если надо, легко организует контакт нужных людей в этой сфере.
Детально описывать весь долгий путь Белых до губернаторского кресла особого смысла не вижу, хочется лишь отметить некоторые не совсем достойные моменты биографии:
 В 1999 году Белых имел самое прямое отношение к ликвидации пермского банка «БиС-кредит» и компании «Фин Ист» (создателем которой он и являлся, наряду с некоторыми крупными чиновниками области), где оказались обманутыми несколько сотен вкладчиков-пенсионеров.
Весной 2001 года Белых принял активное участие в информационной войне администрации Пермской области и упомянутой ПФПГ против компании «Мотовилихинские заводы» и лично ее директора Ю.А.Булаева.
В 2002 году, уже после своего избрания депутатом Пермского законодательного собрания, Белых и тогдашний замгубернатора области А.Б. Кац «крышевали» три фирмы (ООО «Фин», «Фин-ойл» и «Варяг»), занимавшиеся скупкой дебиторских долгов разных компаний по заведомо необеспеченным векселям Сбербанка и последующим выбиванием долгов с кредиторов. Данный факт был известен пермской милиции, однако учитывая занимаемый пост и связи фигурантов, работа застопорилась уже на стадии оперативной проверки, до возбуждения уголовного дела и суда она не дошла.
В дальнейшем Белых сделал упор на политическую карьеру, связав свою судьбу с подающим тогда определенные надежды господином Немцовым и организацией СПС. Но это уже тема для отдельного обстоятельного разговора.
Перед тем как стать губернатором Кировской области, с Никитой Юрьевичем произошла одна занятная история, которую он любит рассказывать в кругу своих друзей из либеральной тусовки, прияв внутрь рюмочку-другую. Речь в ней идет о визите к самому Владимиру Путину, от которого в ту пору зависело политическое будущее Белых – либо он станет губернатором, либо ему придется возвращаться в бизнес (чего Никите Юрьевичу не очень хотелось, тем более, что особыми талантами на этом поприще он не блеснул). Итак, привожу рассказ практически в первозданном виде:
«Белых  после разговора с Сурковым получил на выбор несколько предложений. Господин ХХХ (не называю его имени до поры до времени), давно обосновавший бизнес процессы в Кирове, предложил идти на Вятку. Белых согласился. Тогда XXX взялся подбирать ему команду. Но прежде Белых должен был встретиться с Путиным. Путин долго его не принимал. Белых очень боялся. Его пригласили. Он вошел с улыбкой. Путин перебил его добрый настрой строгим взглядом. Далее, он достаточно громко, резко и, особо не выбирая выражений, выразил отношение к Белых как к человеку, который все эти годы критиковал Путина за деньги американцев. После этого раскрасневшийся Белых направился к двери. Путин, не садясь, смотрел ему вслед. Потом громко стукнул по столу так, что Белых чуть  не потерял сознание. Путин ему сказал: «Если ты, сука, только попробуешь там воровать и блядствовать, я тебя уничтожу». Занавес.

Следующая крупная фигура на нашем поле – господин Перескоков Александр Викторович, заместитель председателя Правительства Кировской области, управляющий делами  Правительства области, руководитель администрации Правительства Кировской области. В 1996 году Александр Викторович блеснул талантами на поприще строительно-подрядческой деятельности, за что был судим по статье 147-1 ч.3 УК РСФСР (присвоение  вверенного имущества при отягчающих обстоятельствах). Впоследствии вся, абсолютно вся информация о нелицеприятном прошлом Перескокова была вычищена из баз и архивов. Остается только догадываться, сколько денег нужно было отдать за такое вот «восстановление» собственной репутации.
Как видно на схеме, Перескоков в течение нескольких лет (уже в период работы с Никитой Белых) выполнял обязанности заместителя председателя призывной комиссии Кировской области, неизменно включаемый туда указом самого губернатора (который, к слову, являлся ее председателем). Помня свои прошлые славные подвиги, Перескоков и тут организовал коррупционный конвейер по вымогательству денег у родителей призывников, в результате чего свой срок получил врач-психиатр комиссии В.Г. Кошлец, а врач-дерматолог С.А. Арбузов обеспечил себе пристальное внимание со стороны правоохранительных органов и отделался легкой сединой чуть пониже спины.
Кроме того, свою путевку на севера получил также друг и ставленник Перескокова – директор МУП «Водно-канализационное хозяйство» города Слободского Кировской области Владимир Черезов, попавшийся на организации очень распространенной схемы – поставка материальных ценностей для МУП ВКХ через подконтрольные ему же фирмы, естественно, по завышенным ценам. Помню, очень забавно было читать статейки с местных сайтов, подконтрольных городской администрации, с пеной у рта восхвалявших Черезова как грамотного руководителя.
Хотелось бы еще рассказать о теплых взаимоотношениях Перескокова с главой администрации Слободского Кашиным Сергеем Анатольевичем, превратившим город в одну сплошную кормушку, но пора переходить к следующим персонам.

Еще один заместитель губернатора – Мария Егоровна Гайдар, помимо деятельности на фронте развала кировского здравоохранения, любви к мужчинам и красивой жизни, известна как возможный участник скандального ДТП, произошедшего примерно год назад в Кирове, в результате которого погибла 13-летняя девочка, а виновной в произошедшем была признана водитель троллейбуса, маршрут которого проходил как раз мимо места трагедии. В пользу этой версии говорят такие факты как показания очевидцев, наскоро проведенная экспертиза пострадавшей и того самого троллейбуса (списанного и распиленного впоследствии на металлолом, кстати), путаные показания единственного официального «свидетеля», скорый (если не сказать мгновенный) отъезд М.Гайдар на учебу в США.

Помощник губернатора Шипов Роман Борисович – прославился скандалом, связанным с вымогательством крупной суммы денег для НКО «Фонд поддержки инициатив губернатора Кировской области», от имени которого ранее распространялись письма за подписью Алексея Навального, в которых местных предпринимателей убеждали сделать посильный финансовый вклад.

Далее, Вотинов Андрей Валерьевич – тоже советник губернатора. В отношении него возбуждено уголовное дело по статье 159 УК РФ, связанное с набившим уже всем оскомину ГУП «Кировлес».

Русских Антон Михайлович, бизнесмен, бывший лидер областного отделения «Молодой гвардии» Единой России (МГЕР), «доверенное лицо» губернатора. Совершал для него все операции с недвижимостью в области, так как уже давно преуспел на этом поприще, во второй половине 90-х отнимая квартиры у доверчивых стариков: выдавал им ссуды под залог жилья и заключал вместо этого договоры купли-продажи недвижимости. Тогда заслуженного наказания Русских не понес, но справедливость в той или иной форме всё же восторжествовала – позже Антон Михайлович был осужден по статьям 160, 201 УК РФ за растрату денег, принадлежащих подконтрольному ООО «Европейский».

Последней фигурой в нашем списке значится молодой и перспективный блогер, а также адвокат и юрист Алексей Навальный, ранее также занимавший пост советника губернатора Белых. Именно при Никите Юрьевиче, обладающим обширными связями и практически неограниченным административным ресурсом, Навальный получил статус адвоката, причем получил его с явными нарушениями действующего законодательства. Также Навальный владеет фирмой ООО «Аллект», которой в 2007 году будущим губернатором было перечислено около 100 млн. рублей для организации пиар-кампании. Как были потрачены эти деньги можно почитать отдельно. В том же 2007 году Навальный устроил в одном московском кабаке потасовку с битьем бутылок об головы и пострелушками, в результате чего Белых примчался аж в местное ОВД «Тверское» с целью отмазать своего партнера, что ему, как мы видим, вполне удалось.
Интересно прокомментировать круг общения Навального и Гайдар, в который входят некий Марк Леви и известный персонаж оппозиционной тусовки (извините, по-другому этот балаган назвать не могу) Владимир Милов. Известно, что господин Леви выступал «консультантом» по вопросу закупки для нужд области бывшего в употреблении, но все равно о-очень дорогого лучевого оборудования (интересно было бы спросить кое о чем этого господина, например, о размерах нынешних откатов для граждан США). С господином Миловым все гораздо занятней – вместе с Гайдар и Навальным он на полном серьезе обсуждал схему, согласно которой поставщиками электроэнергии для нужд ЖКХ выступали бы компании, подконтрольные аппарату губернатора. Причем их  цена на электричество была бы выше на 10 %, что давало бы прибыль размером в 1 тыс. долларов в год с одного жилого дома. На фоне последних новостей из области, это почему-то не удивляет.

.................

С горячим приветом,
Вятский Опер.

(no subject)
angl_f_dth
Разговор_с_бандитами.3ga

Доступен до: 2013-02-19 21:24:57

ВДВ не горит! (Нужна помощь, репост)
angl_f_dth
Оригинал взят у drdr в ВДВ не горит! (Нужна помощь, репост)
Нет, это не будет описанием заслуг и подвигов солдат - десантников. Эта история - про одну удивительную семью и про их горе - пожар, который оставил двух родителей и восьмерых детей жить в бане.



Если бы меня еще неделю назад спросили, что такое идеальная семья, то я бы начал рассуждать и выдумывать. Но после посещения их дома, точнее семьи (так как дома-то и не осталось), я могу смело указывать на них и говорить: “это они идеальная семья”.
Конечно, я не пытаюсь все приравнять под одни ценности и стандартны, но, определённо, у них есть чему учиться и к чему стремиться.
Семья Василия Салдаева состоит из 10 человек: он, жена, 7 сыновей и одна семимесячная дочка. Да и сам Василий тоже уникальный человек, некий идеал: 2 года служил в ВДВ (Псковская десантная дивизия), потом год по контракту в Югославии. Ведет здоровый образ жизни. Проводит для всех желающих курсы по казацким боевым искусствам (развивающие силу духа и без “мордобоя”), устраивает обрядовые праздники - в общем, такой кружок по развитию силы духа и взаимопомощи. Очень добрый, образованный, начитанный, безумно любит детей (и не только своих собственных), как и дети его . Никогда не отказывает в помощи соседям - почти весь поселок знает его и отзывается о нем как о прекрасном человеке. Редко когда встретишь, чтобы все соседи говорили только хорошее о человеке. Два его старших сына сейчас служат в армии и тоже, как отец, в ВДВ. Да и вообще, в этой семье как-то все идеально: старшие дети следят за младшими, пока родители следят за самыми младшими.

Но несчастный случай не всегда выбирает к кому приходить, и случилось так, что из-за перегрызенных мышами проводов (предположительно) случился пожар. Огонь за 20 минут полностью уничтожил все в их маленьком доме, оставив только кирпичные стены и фундамент. Деньги, документы, личные вещи - все превратилось в пепел и дым. Семья вынуждена жить в бане, которая, кстати говоря, тоже уникальная: она и снаружи, и внутри отделана натуральной древесиной, вручную, сыновьями. И при этом ни одно дерево не пострадало - баню строили из поваленных деревьев, а утепляли мхом.
Но, я уверен, что не просто так это случилось именно с данной семьей. Благодаря пожару, такой нелегкой ценой, семья привлекла к себе внимание общественности. До пожара они ютились все 8 человек (а хотят и 9-го, они очень любят детей) в маленьком домике 5 на 5 (одна комната и пристройка). Сам Василий зимой работает охранником, а летом возит туристов на своем стареньком УАЗике по интересным местам и рассказывает про традиции и историю славянских народов, народов Кубани.
Я уверен, что эта семья по праву достойна получить не просто новый дом как замену старому, а более просторный и более удобный для такой большой семьи дом. Ну, и определенную известность - они идеальный пример настоящих семейных отношений, пример торжества любви, заботы, воспитания и взаимоуважения.

Подробнее о помощи можно узнать в специально созданной группе помощи Вконтакте Фейсбуке
Или же связавшись напрямую с ними:
8 952 876-44-50, 8 918 384-73-30 - Василий (Краснодар)
Им нужны средства и стройматериалы.


А теперь фоторепортаж:



Read more...Collapse )



Все проекты помощи смотрите тут.